Рак голосовых связок

Консультация остеопата во время танго-фестиваля «Ремолино». Лечение спины, суставов и внутренних органов
13.12.2019
Что такое остеопатия? Кто такой остеопат?
18.09.2021

– Я скоро умру. Так сказали врачи. Осталось несколько месяцев. Я уже приняла это. Но не хочу эти месяцы прожить с болью в спине. Поэтому и пришла к вам – Елена проговорила всё это сиплым голосом, но с такой интонацией, как рассказала соседке о походе на рынок.

– Вы сказали, что у вас рак голосовых связок, а пришли лечить поясницу?

– Ну да. Она же меня беспокоит. Гортань – это такое…

– Вы уверены…

– Уверена. В трёх лабораториях подтвердили раковые клетки.

До спины мы так и «не дошли». А Елена Михайловна «прошлась» по своей жизни.

– Мой отец – военный. У нас в семье всё было по уставу. Лет до шести я думала, что меня зовут «Заткнись!». А в школе оказалось, что у меня есть имя и фамилия. После школы я устроилась на работу, чтобы как можно меньше быть дома. Мой начальник «позвал» замуж – побежала за него не раздумывая,

– Сбежали от отца?

– Так и думала. Муж мне и стал как отец, он прилично был старше меня. Я с ним прожила счастливо, родила троих детей. Сейчас нянчу пятерых внуков. Точнее, нянчила.

– «Прожила счастливо?»

– Он умер три года назад.

– А рак выявили только сейчас? Три года – многовато. Тем более, жили «счастливо»…

– Вы это о чём?

– Кому вы что не высказали? Мужу? Отцу?

– Отцу… Отцу Георгию.

– Священнику?

– Да. Когда я овдовела, пошла в церковь послушницей. Реставрировала иконы, чистила утварь. Вела бухгалтерию. Меня община уважала, прислушивалась к моему мнению. Однажды в общине вышел спор. Большинство было против мнения отца Георгия. Я выступила в защиту интересов большинства, аргументировала цифрами, а отец мне: «Ваше дело – кадила и свечи, вот и не вмешивайтесь!»

– Что вы ответили?

– А что я отвечу?

– «Заткнись!», как и отец Вам говорил в детстве.

– Вот именно.

– Что было потом?

– Потом ангина долго не проходила. Терапевт направила к онкологу. Знаете, страшен не рак. Страшны онкологи. Они меня уже похоронили. Слова с них не вытянешь. Что ни спросишь – отмахиваются, как будто я уже труп. После операции месяц было всё нормально. Думала, обошлось. Но потом голос снова осип. Снова пункция, долго ждала обещанного ответа. Не дождалась, сама пошла. А ответ врачи потеряли. Сделали новый запрос. Когда пришёл повторный ответ, врачи на меня наорали: «Где вы ходите? Рак вернулся! Срочно на операцию!» А то, что я каждый день им звонила-перезванивала, пока они ждали ответ, который месяц как потеряли? – Елена Михайловна вздохнула.

– Когда операция?

– Через десять дней. Перед операцией – ещё одна пункция.

– А что, если?..

– Мне нечего терять. Давайте!

Мы работали. Не со спиной, а с душой. Работали безопасно, но эффективно. С отцом, обидой, с ресурсом, с покоем. Были слёзы, недоверие, разочарования. Но появились инсайты и возникла надежда.

Мы победили!

Пункция показала, что рака нет. «За опухоль мы приняли рубец от операции» – так сказали врачи. Ну и пусть.

Елена Михайловна больше не считает недели. И не ходит раз в год на обследования. В это время она уезжает с внуками на морские острова. Второй год подряд.

Возможно, пришло время разобраться с вашими страхами. Обращайтесь!

 

Виталий Гривцов, психотерапевт

Комментарии закрыты.