Применение техник остеопатии в терапии аутоиммунных заболеваний и расстройств аутистического спектра

Остеопатический лимфодренаж
02.12.2018
Психологическая помощь
25.11.2019

Возможно ли вылечить аутоиммунные заболевания? Чаще всего этот вопрос порождает не ответы, а новые вопросы. И опыт.

Нарушения функционирования иммунной системы человека, при которых она начинает воспринимать нормальные ткани как чужеродные и повреждает их, называют аутоиммунными заболеваниями.

Это с точки зрения официальной науки. Я предлагаю их именовать дисфункциями. Болезнь лечат со всеми вытекающими отсюда последствиями и побочными действиями. Работа с дисфункцией – это диалог пациента с его телом. Остеопат здесь выступает помощником и учителем.

В ходе работы я заметил общее (применение методик, ход терапии и результат) в работе как аутоиммунных заболеваний, так и с проявлениями аутистического спектра. В связи с тем, что аутизм не относят к аутоиммунным заболеваниям, предложим обобщающий термин: соматическая аутоагрессия. Далее рассмотрим основания для такого предположения.

Допустим изначально, что остеопатия может выступать как самостоятельно в работе с дисфункциями, так и с методиками официальной медицины, не вступая в противоречия с последней.

Предлагаю рассмотреть возможность использования остеопатических методов в работе с соматической аутоагрессией на моём опыте 2016 года.

1. Работа с рассеянным склерозом.

Виктория (здесь и далее имена изменены), 24 года, реабилитолог, инструктор йоги и ЛФК. Внешне красивая, атлетически сложенная. Но заметна деталь: лицо-маска, без выражения эмоций, прячет его под шарфом и шапкой, близких контактов избегает. Одежда – невзрачная, преобладает унисекс. Весной обратилась в медицинское учреждение с жалобами на

  • слабость мышц ноги вплоть до её волочения,
  • невнятную речь («язык заплетался»)
  • и двоение в глазах.

Был диагностирован рассеянный склероз. Обследования выявили очаги заболевания как в головном, так и в спинном мозге. Общее состояние подавленное, мысли о суициде.

Из анамнеза. Вика родилась в полной семье, родители – успешные предприниматели. Старшая из двух дочерей. В её 13-ленем возрасте родители развелись после бурных скандалов, которые проходили на глазах у детей. И без того сложный возрастной период был отягощён этой драмой. В период 18-21 года совершила три попытки суицида (таблетки снотворного), один из которых закончился реанимацией. Поводы суицидальных действий – измена или расставания с молодыми людьми, обесценивание родителями реальных достижений. Впервые симптомы рассеянного склероза почувствовала за полгода до определения диагноза. Тогда это объяснили метеозависимостью. После курса препаратов витамина группы В наступила ремиссия. Девушка активно совершенствовалась по профессии (тренер), успешно прошла конкурс в европейскую компанию по подготовке олимпийских спортсменов, о чём была уведомлена представителями европейского офиса компании. Но позже представители украинского офиса сообщили ей противоположное решение. Это послужило поводом к сильнейшему обострению, в результате чего и был поставлен диагноз.

Выполнив ряд мероприятий по признанию инвалидности, включению в иностранную программу по лечению рассеянного склероза, Виктория параллельно согласилась пройти курс остеопатического лечения. Несколько слов о вышеупомянутой программе. По словам пациентки, название организации разглашать запрещено. Пациентов уведомляют о том, что часть применяемых препаратов – плацебо. Для меня важно, что представителями программы периодически проводятся обследования жизнедеятельности всех систем организма.

В ходе остеопатического обследования я выявил ряд незначительных дисфункций крестца, внутренних органов. Месячные периодические, но болезненные, область матки и яичников – в тонусе. Гинекологические обследования не выявили патологий (кист и т.д). Половая жизнь более двух лет отсутствует. Имелась разница в высоте плеч до 10 мм, которую пациентка объяснила неправильной позой при чтении из-за плохого зрения. Головные боли частые, метеопатия. В целом тело выглядело тренированным, несмотря на большие перерывы в занятиях.

Пациентке было предложено лечение, состоящее из курса 10 приёмов (4 – остеопатия и 6 – лечебного массажа по схеме: 1 приём остеопатии – 2 приёма лечебного массажа). Остеопатия была представлена техниками краниосакральной терапии (КСТ) и структуральной. Широко применялась постизометрическая релаксация (ПИР). Лечебные массажи включали в себя техники

  • классического массажа;
  • лимфодренажного;
  • гавайского Ломи Ломи Нуи;
  • китайского скребкового массажа Гуа-ша;
  • баночного,
  • применение связок бамбуковых веников.

В целом с перерывами курс занял 20 дней.

Результаты объективные:

  1. Полностью ушли видимые перекосы в теле.
  2. Улучшилось качество кожи, ушло её шелушение.
  3. Речь стала чёткой, эмоционально насыщенной.
  4. Жесты и мимика говорили о свободном выражении аффектов.
  5. Живот и область матки стали мягкими, легко пальпируемыми. Ушла молочница, медикаментозное лечение которой прежде носило временный эффект.
  6. При обследовании представителями указанной программы выяснилось, что объём лёгких пациентки увеличился в 2 раза. Она стала выше ростом на 1,5 см.

Результаты субъективные:

  1. Головные боли из постоянных стали эпизодическими, легко купируемыми самостоятельно ПИРом или при помощи КСТ.
  2. Месячные перестали быть болезненными, впервые в жизни не применялись обезболивающие препараты.
  3. Симптомы рассеянного склероза становятся слабее или исчезли вовсе. Здесь следует отметить, что сложно установить долю эффективности как мероприятий по «программе», так и остеопатии. Но Вика субъективно отдаёт «первенство» остеопатии.

Кроме перечисленных изменений я отметил трансформацию личности пациентки. Она стала больше доверять окружающим, стала более женственной (покупка чисто женских, современных вещей гардероба). В период терапии она познакомилась с другим моим пациентом, у них наладились отношения, в т.ч. и интимные, о чём она обязана была уведомить представителей программы по лечению. Виктория вернулась к работе, индивидуальной и малогрупповой тренерской деятельности.

2. Работа с опухолевыми процессами

Ко мне обратилась женщина 35 лет с жалобами на панические атаки (удушье, скачки АД до 180/120) на фоне острого бронхита. Причиной нервных срывов были как конфликты на работе, так и состояние мужа. Когда я установил с семьёй доверительные отношения, на приём записался и он. Георгий, 38 лет, сотрудник спецслужб. Худощавый, имеет гиперкифоз. Голос громкий, кричащий, но сиплый. Поведение — беспокойное, паническое. Почувствовав дискомфорт в области щитовидной железы, анонимно прошёл УЗИ в частном диагностическом центре. Была диагностирована опухоль щитовидной железы. По его словам, врачи предположили, что опухоль злокачественная и предложили обратиться в онкодиспансер. Пациент отказался, мотивируя тем, что информация о болезни поставит крест на его научной карьере, самой службе в условиях неблагоприятных для него изменений в руководстве.

Учитывая специфику проблемы, я предложил последовательно применить техники остеопатии и имагинативной психотерапии тела (Imaginative Körper-Psychotherapie, ImKP). Остеопатия – КСТ, для устранения блоков в области рта, гортани и грудной клетки. Для отработки гиперкифоза я применял методы структуральной остеопатии и миофасциального релиза (МФР). Имагинативная психотерапия тела была представлена методом концентративного расслабления (Konzentrative Entspannung, КоЕ) по А.Вильде-Кизель и Б.Беттье, рядом других техник релаксации.

Первый этап терапии составил 4 приёма (2 — КСТ и 2 — остеопатического массажа), после чего Георгий отправился в отпуск на родину, в сельскую местность. Через 2 недели я провёл второй этап, включавший ещё 3 приёма остеопатии и 7 — остеопатического массажа. После прохождения остеопатического лечения я провёл 4 еженедельных приёма психотерапии. Пациент научился применять методы концентративного расслабления по опыту психосоматических клиник Германии.

Психотерапия проходила во время его возвращения на службу. Георгий смог установить доверительные отношения с новым руководством. Его миновала “чистка рядов”, он продолжил подготовку к защите диссертации. Позже, по согласованию с руководством, он прошёл полноценное обследование, которое констатировало уменьшение опухоли в длину на 2 см и на 1 см в ширину. Было назначено медикаментозное лечение. По словам пациента, врачи сочли данный случай выходящим из средней статистики региона проживания, с весьма неблагоприятной экологической обстановкой. Пациент продолжает практиковать концентративное расслабление.

 3. Работа с признаками аутизма

Этот случай показывает, что мир в сознании человека может быть травмирующим и от него следует защищаться. Одной из таких радикальных защит выступает аутизм, точнее ряд его признаков.

Тринадцатилетнего Вадима привела мама. Этот крепыш страдал сколиозом, что и явилось причиной визита. На вопросы он не отвечал, что сначала было воспринято как застенчивость, но дальнейшее его поведение намекало, скорее, на отставание в развитии. Это же и подтвердила мама, когда, окончив изложение запроса на остеопатическую терапию, продолжила словами «Если Вы заметили…».

Вскоре после рождения мальчика родители развелись. В возрасте 1 год ребёнку поставили диагноз «Отставание в умственном развитии. Признаки аутизма». В 3 года врачи диагноз подтвердили. Мои наблюдения: ребёнок скован в движениях, на устах — застывшая характерная улыбка. Тем не менее, смотрит на говорящего пристально, но без мимики. Всё время молчит, только после повторения вопроса 3-4 раза, на повышенных тонах, может ответить «да» или «нет». Несмотря на это, по настоянию мамы он учится, с довольно низкой успеваемостью, в обычной школе, где к нему относятся с пониманием. Но есть и сложности. За несколько дней до нашего знакомства его изгнали из летнего детского лагеря. Суть инцидента состояла в том, что дети, пользуясь его заторможенностью, безнаказанно его толкали по очереди. Неожиданно «включившись», Вадим многим дал сдачи. Учитывая, что мальчик он не мелкий, «возмездие» было сильным. За это его и выгнали. Возможно, на этой почве, у него усилились головные боли и боли в спине, что и послужило причиной обращения ко мне.

Результаты осмотра: выражена сколиотическая дуга, мышцы спины неравномерно напряжены, левое плечо на 2-2,5 см выше правого. При работе методами КСТ я выяснил, что затылочный бугор заметно развит, асимметричен. Кости висков и затылка жёсткие, «грубо скроены». При проверке прохождения ликвора из затылка в крестец выяснилось, что жидкость, «закипая», толчётся в затылке, но ответ в крестце услышан не был. Лишь усилием воли, я добился того, что удалось почувствовать слабое движение в крестце, притом временное.

Я предложил работать упомянутым методом (10 приёмов, 4 — остеопатия, 6 — остеопатический массаж). Ребёнок с удовольствием принимал терапию, улыбка его из конформной превращалась в искреннюю, широкую, хотя и специфическую. Он в любой позе выворачивал голову так, чтобы следить за моими действиями и одаривал меня той же самой улыбкой. Результатом работы стало выравнивание осанки, прекратились периодические боли в животе. После четырёх приёмов был сделан перерыв на 5 дней для поездки пациента на море. По его возвращении я заметил незначительный рецидив в отношении сколиоза (плечи снова имели разницу до 0,5 см по высоте), но и это было отработано. Протекание ликвора хоть и было асимметричным по силе на протяжении затылок-крестец, всё же улучшалось.

После перерыва я предложил бабушке привести родителей на общий приём под видом осмотра их черепов. Я хотел выяснить, асимметрия и «грубость» швов на затылке — это приобретённое состояние или генетика. Как ни странно, оба бывших супруга прибыли. Было понятно, что они находятся в состоянии конфликта, который стал разыгрываться непосредственно на приёме. Родители изначально сели в разных углах кабинета, начали высказывать взаимные претензии, отец — не скрывал агрессию против терапевта. Он проживает с новой семьёй в соседнем доме, но с ребёнком общается по скайпу раз в месяц, причём формально. Но все четыре дедушки-бабушки с любовью опекают подростка. Как ни странно, но Вадим даже в этой ситуации излучал неподдельное счастье, с искренней любовью глядя поочерёдно на обоих родителей. Я проинформировал их о возможных причинах аутизма у ребёнка. Что его поведение — защита от семейного конфликта.

Я обследовал головы обоих родителей. Оказалось, что черепа отца и сына имеют много общего. Таким образом, я исключил органические причины аутизма и сосредоточился на работе с психосоматикой. Кроме телесных практик, я старался вывести мальчика на эмоциональное отреагирование касаний, болей, которые случались при техниках. Он также с удовольствием играл несколько минут в настольной песочнице.

Уже после «родительского» приёма мальчик стал меняться. По словам бабушки, поведение отца резко изменилось в лучшую сторону. Он ввёл ребёнка в свою новую семью, сблизился и даже подружился с бойфрендом матери ребёнка. Прорывом стал седьмой приём. Бабушка эмоционально обсуждала политические события. Перепутав должности руководителей государства, получила неожиданный ответ от внука. Он резко сел на стол и примерно пятью фразами, ломано и шепеляво, но весьма эмоционально объяснил, кто есть кто в руководстве. На следующем приёме он уже вёл разговоры со мной о моей семье. А уходя, на ресепшене ввёл всех присутствующих (администраторов, моих пациентов, которые уже знали Вадима) в удивление, начав очень подробно объяснять бабушке устройство хитроумного замка на входных дверях.

В конце последнего приёма Вадим поделился своими желаниями: вернуться в детский лагерь и пойти на танцы, как и мой сын. Мама решила оставить на время свой бизнес стилистки и купить ему путёвку в детский лагерь, устроившись туда уборщицей или посудомойкой для предотвращения известной ситуации.

Таким образом, я делаю вывод,

Во-первых, при исследовании запросов на терапию следует уделять внимание анамнезу психологических проблем, связанных с аутоагрессией.

Во-вторых, сочетание методик остеопатии с мероприятиями официальной медицины помогает проводить терапию более эффективно, задействовав больший спектр возможностей.

В-третьих, индивидуальный подход к решению задач и мероприятия, сочетающие в себе как классическую остеопатию, так и телесно-ориентированную психотерапию, глубинную психотерапию, показывает значительные результаты.

В.Е. Гривцов, директор Центра остеопатии и психосоматики «Гривцов-Центр»,

выступление с докладом на первой научно-практической конференции «ОСТЕОЛАЙФ», Киев, 2017 г.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.